История возникновения и развития института юридического лица

Древние римляне имели хорошо развитую систему представлений о юридической личности применительно к отдельному человеку. Понятие же союза было выработано в публичном праве применительно к государству, и, таким образом, понятие союза (корпорации) существовало у римлян только в публичном, а понятие лица — только в частном праве. Поскольку союзы имели имущественные интересы и участвовали в имущественном обороте, римское право приравнивало их правовое положение к лицам, а категория юридического лица не использовалась вовсе.

Герваген Л.Л. отмечал, что в то время как «весь строй римского цивильного быта существеннейшим образом определяется началом личности и вместе с тем особенности правоотношений каждого гражданина…, картины средневекового быта дают нам совершенно противоположные черты»[1]. Здесь не отдельный человек является правоспособным, а союз.

Весь этот союз, писал Н.Л. Дювернуа в своей книге «Чтение по гражданскому праву»[2] можно охарактеризовать чертой, противоположной римскому, чертой безличности, где известный и постоянный характер правоотношений определяется принадлежностью человека к союзу, преемственному из поколения в поколение. В этих условиях задачи юриспруденции и законодательства заключаются в том, чтобы определить скорее право союзов и отношение к ним прав отдельных единиц в общежитии.

Французская буржуазная революция 1789 г., борясь с сословно-цеховым устройством феодального общества и желая обеспечить торжество принципа индивидуальной свободы, запретила любые корпорации, образуемые по профессиональному признаку, и сохранила разрешительный порядок образований корпораций, преследующих цель извлечения прибыли. При этом было существенно ограничено число организационно-правовых форм последних. В силу этого обстоятельства категория юридического лица на несколько десятков лет выпала из научного оборота и не применялась в законодательстве[3]. Всю первую половину XIX в. корпорации во Франции и в значительной мере в остальной Европе создавались исключительно в разрешительном порядке (регистрационный порядок создания акционерных обществ был введен во Франции Законом от 24 июля 1867 г). как отмечал Дюги Л. в своей книге «Конституционное право» (М., 1908), последняя треть века была отмечена в Европе. Ив частности во Франции ассоционистским движением интенсивности, распространившимся на все правления человеческой деятельности. Соответственно конец XIX в. и первые десятилетия ХХ в. характеризовались активным научным осмыслением феномена юридического лица.

Значимое исследование о понятии юридического лица было осуществлено Ф.К. Савиньи в середине XIX в. и вошло в историю под названием «теория фикций». Иное ее называние — «теория олицетворения». Она оказала сильное воздействие на последующие научные исследования.

Причины появления указанной теории раскрывал Н.Л. Дювернуа: «Если римская мысль представляла себе возможность сочетания личности, конкретной правоспособности с человеком, то она так же легко и разрывала эту связь, низводя человека в категорию вещей или, давая личный характер обладания там, где отдельного человека, как обладателя, назвать нельзя»[4]. Современная мысль вовсе не допускает этого разрыва, низведения человека до категории вещей, зато вне отдельного взятого человека современная цивилистика трудно ладит с представлением о лице[5].

Из сказанного логично вытекает суть «теории фикции»: поскольку волей, сознанием, т.е. атрибутами субъекта права, обладает, безусловно, только человек, с одной стороны, а с другой стороны, жизнь, время дает множество примеров того, как имущественные права принадлежат не отдельному человеку, а союзу людей, корпорации, законодатель признает за этой корпорации свойства личности, субъекта. Другими словами, эта корпорация олицетворяется, персонифицируется. При этом законодатель отдает себе отчет в том, что корпорация личностью быть не может, т.е. прибегает к «фикции».

Перейти на страницу: 1 2 3 4