Теневая экономика. Мафиозные структуры, как сферы теневой экономики

В восточной Европе наибольший масштаб теневая экономика приобрела в балканских странах ‑ Македонии, Хорватии и Болгарии (около 40% ВВП). А такое государство, как Албания, вообще представляет собой сплошной черный рынок. Помимо широко известных народных промыслов ‑ торговли наркотиками и оружием ‑ большое значение имеет перепродажа угнанных в Западной Европе автомобилей.

Роста теневой экономики на Западе вполне объясним. Во-первых, богатые страны ‑ основной рынок сбыта наркотиков: именно здесь можно найти достаточное число покупателей этого недешевого товара. Во-вторых, торговля оружием и проституция в силу той же причины (платежеспособный спрос) имеют наибольший оборот именно в этих государствах. И, конечно же, миллионы граждан развитых стран прибегают к различного рода услугам ‑ от детективных до образовательных, не утруждая себя заполнением налоговых деклараций. Чтобы избежать проблем с полицией и налоговыми органами, большинство расчетов в таком случае осуществляется наличными. Большая доля теневой экономики объясняется и чрезмерной налоговой и социальной нагрузкой на предприятия: в Греции, Италии, Бельгии и Швеции самые высокие налоги в Европе (72-78%). В то же время развитые страны с наименьшим уровнем налогового бремени ‑ США и Швейцария (41,4% и 39,7% соответственно) ‑ имеют относительно небольшой теневой сектор.

Теневая экономика в России, как ее видят с Запада, представляет собой совершенно уникальный феномен. Если исходить из недавнего доклада известного американского "мозгового треста" Rand Corporation, российский теневой сектор имеет давнюю историю.

Постоянный дефицит товаров народного потребления и система фиксированных цен (которые были значительно ниже рыночных) еще в 70-е гг. создали в СССР предпосылки для широкомасштабных "спекуляций" и торговли "из-под прилавка". Огромный размах приняло присвоение государственной собственности (феномен "несунов"). Сюда можно добавить также приписки на производстве. С одной стороны, они позволяли фиктивно выполнять спускаемые сверху планы, а с другой ‑ скрывать воровство материалов и оборудования, которые затем перепродавались на черном рынке. Несмотря на суровые "официальные" наказания, теневая экономика процветала, помогая сглаживать неизбежные при центральном планировании ошибки в распределении ресурсов.

Все эти традиции расцвели после краха коммунизма. Если в 1973 году теневой сектор в СССР равнялся примерно 3% ВВП, в 1990-1991 гг. ‑ 10-11%, то в 1993 году он составлял 27% ВВП, а еще через три года ‑ уже 46% (данные Московского института социоэкономических проблем). Быстрый рост теневой экономики в РФ, считают эксперты Rand Corporation, был обусловлен прежде всего фискальной политикой правительства: предприятия старались избежать уплаты налогов, объясняя это чрезмерно высокими ставками. У бизнеса тоже были веские основания сомневаться в способности государства эффективно использовать налоговые поступления для общественного перераспределения. Дополнительным мотивом стало желание снизить издержки и максимизировать прибыль в условиях небывалого экономического кризиса. В результате в России сформировалось совершенно уникальная по международным меркам теневая экономика. Ее основные черты ‑ уход от налогов, бегство капитала за рубеж, двойная бухгалтерия, челночная и бартерная торговля, скрытая безработица, коррупция.

О коррупции следует сказать особо. Еще не утихли и долго еще не утихнут, думаю, страсти вокруг, так называемого, "дела Бородина". Западное правосудие столкнулось с тем, что доказать коррумпированность российских чиновников практически невозможно…

Следствие по делу Бородина началось в 1998 году, когда, основываясь на сведениях, полученных от одного информатора, бывший федеральный прокурор Швейцарии Карла дель Понте начала расследование в отношении двух швейцарских компаний - "Мерката", возглавляемой Виктором Столповских (он был близок к бывшему российскому премьеру Виктору Черномырдину), и строительной компании "Мабетекс", возглавляемой косовским албанцем Беджетом Паколли. Дело "Мабетекс" закрутилось вокруг реконструкции Дома правительства, 1-го корпуса Кремля и резиденции президента в 1993-1998 гг., когда управление делами президента возглавлял Бородин. Единственный заявитель по делу - иностранец Филипе Туровер - обвинил управление делами и подрядчиков в 30-40%-ых приписках. Туровер также обвинил Бородина и Ельцина в получении взяток за то, что они "закрыли глаза" на эти нарушения.

Перейти на страницу: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12